larme.lv

Будет принята программа интеграции некоренного населения

14.03.1998 00:40



Отношение типа "неэстонцы как проблема" должно быть заменено на "неэстонцы как потенциал развития", "неэстонцы как участники строительства новой Эстонии".

Как уже сообщала Диена, 10 февраля на заседании правительства Эстонской республики были приняты Исходные пункты государственной интеграционной политики. В марте 1998 года должно завершиться широкое обсуждение концепции интеграционной политики и принята государственная программа, которая начнет планомерно реализовываться с 1999 года. В качестве главного направления интеграционной политики объявлено изменение подходов в трактовке проблемы некоренного населения: "отношение типа "неэстонцы как проблема" должно быть заменено на "неэстонцы как потенциал развития", неэстонцы как участники строительства новой Эстонии", - сказано в правительственном документе. По мнению директора Латвийского центра этнических исследований и прав человека Нила Муйжниека, концепция эстонцев отвечает духу Европы и прогресса и является почти во всех своих положениях приемлемой для Латвии. "Это сигнал обществу пересмотреть основы того, как дальше жить вместе и строить новую Эстонию. Самым важным является то, что скелет концепции обрастает плотью - документ принят на уровне правительства, начата деятельность рабочих групп, конкретизирующая основные положения программы. Очень надеюсь, что в самом начале работы нового Саэйма в Латвии появится нечто подобное", - говорит латвийский ученый.

В основу новой программы лег документ Интеграция некоренного населения в эстонское общество: целевые направления, который был разработан независимыми эстонскими экспертами при поддержке Программы развития ООН. Диена знакомит латвийских читателей с основными положениями данного документа.

Долгосрочной целью интеграции неэстонцев в эстонское общество является достижение устойчивой общественной стабильности. При этом рабочая группа считает, что эстонцы не должны оставаться пассивной стороной. "Перефразируя лозунг большой политики, нынешний интеграционный процесс можно назвать Партнерством во имя Эстонии", - говорится во введении.

Учитывая тенденции развития европейских стран, сокращение народонаселения Эстонии и, как следствие, нехватку рабочей силы, эксперты ООН прогнозируют через 30 лет новую волну иммиграции в Эстонию. Будет ли эта волна русскоязычной? Вряд ли, так как рождаемость в России также низка, как в Эстонии, а среди местных русских и того ниже. Поэтому эксперты Программы развития ООН делают следующее предупреждение: "Каждый покидающий Эстонию иноязычный житель уступает место новому иммигранту, который знает эстонский язык и здешний культурный контекст еще менее, чем его предшественник. Рискнем же спросить: может ли в отношении эстонцев к прибалтийским русским за последние тридцать лет произойти такой же крутой поворот, как это было в отношении к прибалтийским немцам?".

Анализ нынешней ситуации указывает на те места, где возможно возрастание межэтнической напряженности. "Эстоноцентричная" государственность и система политического управления оттеснили некоренное население от участия в строительстве государства и развитии демократических институтов. Отсюда родившийся и выросший в стране некоренной житель, чувствуя себя лишь пассивным объектом политики, считает несправедливым, что в общении с государством он пользуется лишь юридическим статусом иностранца. Дистанцированность двух общин друг от друга, сложившаяся при советском режиме, не преодолена. Многие эстонцы считают проблему интеграции исключительно "личным делом" неграждан. Принуждение говорить на эстонском при недостаточном владении им также порождает отрицательное отношение некоренного населения к государству. Можно прогнозировать нарастание социальной напряженности, порождаемое имущественной поляризацией, перераспределением собственности, ужесточением условий рынка труда и маргинализацией отдельных групп населения, прежде всего - некоренного. В документе подробно исследуется ситуация региональной изолированности русскоговорящего промышленного северо-востока страны (Ида-Вирумаа).

Основополагающий вопрос, является ли интеграция конечной или промежуточной целью, решен в пользу того, что ассимиляция (полное слияние) нежелательна и невозможна. "Не исключено, что под воздействием взаимных контактов или каких-либо иных факторов часть неэстонцев покинет Эстонию или добровольно ассимилируется, но целевая установка на интеграцию означает, что подобные явления будут носить второстепенный характер и не будут определяться активной государственной политикой." Интеграция предполагает:

- владение эстонским языком, достаточное для участия в жизни общества;

- способность сопереживания эстонскому самосознанию при оценке истории и культуры;

- ощущение гордости за достижения Эстонии.

Поскольку ценностная ориентация общества (или какой-то его части) всегда имеет исторические корни, авторы посвящают один из разделов документа наследию прошлого. "Старшие поколения неэстонцев воспринимают события последнего десятилетия с позиции проигравших. На самом же деле и они были превращены в объект имперской национальной политики, выполнявший (по большей части, не осознавая это) функцию вытеснения эстонского национального начала." У неэстонцев следует развивать чувство родины - Эстонии (именно Эстонии, а не колониальной Прибалтики). Самоотождествление с Эстонией у большинства неэстонцев должно развиваться по возрастающей: "неизбежность (больше деваться некуда) - прагматичный расчет (здесь лучше, чем в другом месте) - идентификация (это моя страна и мое государство, хотя я и не являюсь этническим эстонцем)". Для пожилых людей дополнительным стимулом к интеграции является судьба их детей и внуков, родившихся в Эстонии, поэтому основное внимание следует уделять программам интеграции неэстонской молодежи.

Основные составляющие интеграционного процесса смоделированы в виде логической цепочки: "информация - умонастроение - язык - гражданство - умонастроение". "Народ империи" должен трансформироваться в нормальное, по европейским рамкам, национальное меньшинство (меньшинства). Но является ли это конечной целью? Скорее, средством. "Эстонии предстоит сделать выбор: способствовать ли общественной организованности некоренных жителей преимущественно по этническому признаку, в надежде, что это компенсирует их изолированность от эстонского национального государства, или создавать предпосылки для формирования наднациональных гражданских структур, в которых эстонцы и некоренные жители страны вместе поддерживали бы развитие своего государства в сторону открытости и демократии.".

В культурной ситуации наблюдается усиление открытости эстонцев в сторону Запада после многолетнего господства принципа национального культурного консерватизма и тотальный отход от русской культуры, в то время как у русского нацменьшинства углубляется идентификация на национальной основе. Неэстонцы продолжают быть более активно вовлечены в прежнее советское или новое российское культурное пространство, чем в культурный контекст Эстонии. Население разделено "информационным барьером". Для того, чтобы преодолеть его, было бы полезно учредить государственный телеканал для неэстонцев, вещающий на русском языке и языках меньшинств.

Языковая политика, оставаясь важнейшим средством интеграции, должна быть вписана в более широкий общественный контекст. От защитных мер, обеспечивших эстонскому языку сохранение и развитие в статусе госязыка, следует перейти к политике консенсуса. Пока жесткие требования закона о языке скорее тормозят усвоение эстонского языка, чем ему способствуют, подвергая опасности социальную адаптацию отдельной личности. Раз жесткая языковая политика не принесла своих плодов, следовало бы сохранить реальное двуязычие и легализовать сложившееся положение в интересах частного лица. То есть эстонец мог бы говорить на родном языке, а неэстонец в случае необходимости пользовался бы русским. Мотивация учить государственный язык должна быть положительной и добровольной. Необходимо избегать создания новых социальных иерархий по языковому и национальному признаку.

В области образования необходимо сделать все возможное, чтобы избежать падения уровня образования в русской школе. Нужен определенный баланс между начальным образованием на родном языке и высшим образованием, преимущественно на языке государственном. Средний уровень образования национальных меньшинств не должен существенно отличаться от уровня коренной нации. В начальной и средней школе следует усилить формирование эстоноцентричной идентичности у некоренного населения как путем введения нового содержания образования, так и кадровой работы. Учителя-неэстонцы должны пройти обязательные курсы по культуре и истории Эстонии.

Назрело решение проблемы политического статуса некоренного населения. Помимо внешнеполитического аспекта проблемы (отношения с ЕС, с одной стороны, и с Россией, с другой) существует и внутриполитический аспект. Гражданство как правовая связь с государством не ограничивается лишь политическим аспектом, но охватывает и так называемое "социальное гражданство". Наличие больших групп населения с различным правовым статусом препятствует осуществлению единой социальной политики и социальной защиты. Стоит ли ускорить получение гражданства неэстонцами? Пока условия диктует Эстонская республика, есть время решить этот вопрос самим, способствуя процессу натурализации. "Ситуация может измениться, если при "черном сценарии" поворот России к восстановлению империи активизирует принявших российское гражданство жителей. При всех прочих условиях будущее эстонского государства было бы более безопасным, если бы в демократическом процессе участвовали и некоренные жители. Если же удел их будет сводиться к роли пассивного наблюдателя, объекта, а не субъекта политики, оно может быть с легкостью превращено в объект манипуляций как во внутренних политических играх, так и со стороны внешних сил", - предупреждают эксперты. Должна усиливаться и политическая интеграция неэстонцев-граждан, чтобы в условиях демократического плюрализма партийная принадлежность и политические симпатии диктовались бы идеологическими и социально-экономическими интересами, а не этническим размежеванием на "эстонские" и "русские" партии "Восстановившая свою независимость Эстония достигла успеха прежде всего благодаря предпринятым ею смелым шагам и нетрадиционным подходам. Настало время сделать такие шаги и применить эти подходы также в политике в отношении некоренного населения", - сказано в правительственном обращении.

Автор: Анна Строй, Диена

Добавить коментарий
Автор:
Комментарий:
Код проверки:
Captcha